Три дракона для начинающего менеджера. Миляга

10 лет назад

2009-09-14_025605Второго дракона зовут Миляга (или Милочка, если дама). Это – не сокращение: имя полностью отражает суть. С ЗЯКом они из одного драконьего выводка, но различны, как братья Карамазовы.

Миляга решает Менеджерскую Дилемму противоположным способом: однозначно позиционирует себя как член возглавляемого коллектива, в противовес вышестоящим инстанциям. Если ЗЯК защищается от проблем, вычёркивая человеческую составляющую отношений, то Миляга, наоборот, старается поменьше быть начальником и побольше - «своим парнем». Он со всеми на «ты» (в обе стороны), не прочь поболтать за кофе, а то и пойти по пивку после работы.

На первый взгляд – не руководитель, а просто золото. Кто о таком не мечтает! На самом деле Миляга – драконище ничем не лучше самого злостного ЗЯКа. В том, чтобы с треском слопать карьеру начинающего менеджера он – вообще чемпион в своём классе. Прямо как гепатит В: «Ласковый убийца».

Дело в том, что каждому руководителю приходится чуть ли ни ежедневно доставлять кому-нибудь неприятности. Он должен одному премию дать, другому – снизить, одного отправить в отпуск летом, другого – зимой, кому-то попенять за опоздания, кого-то пригрузить лишней работёнкой… и так далее. Подчинённые имеют обыкновение постоянно просить чего-то, а то и требовать. Все эти просьбы может удовлетворить только Дед Мороз, а в жизни приходится отказывать.

Наконец, вышестоящее руководство часто бывает не довольно делами и результатами. Не исключено, что нового руководителя подразделения поставили на должность именно для того, чтобы поправить дела. И что же? План по-прежнему продолжает не выполняться. За это менеджер получает по попе, и вынужден эту информацию донести до возглавляемого коллектива.

«Отец солдатам» - это Полковой Батюшка. Приласкает, простит прегрешения, а потом отслужит поминальный молебен опосля боя. Командир, в отличие от него,  должен быть «слугой царю», то есть посылать своих подчинённых в пекло, если потребуется. Миляга на это органически не способен.

ЗЯК решает эти проблемы просто, на то он и ЗЯК. А вот Миляге приходится туго: если мы тут все друзья – товарищи, свои ребята, то почему одному из нас идут навстречу, а другому отказывают? Такого рода обиды возникают буквально с первой недели Миляги у власти.

Что остаётся делать? Либо сменить роль (а она уже заявлена, пиво вместе уже пили), либо как-то выкручиваться. Избрав такую тактику, Миляга перестаёт что-либо делать вообще. Всем что-то обещает, никому не говорит «нет», но при этом ничего и не делает.

Ком недовольства нарастает как сверху, так и снизу. Подчинённые вообще перестают работать, и теряют к руководителю последние крохи уважения. Особенно быстро и драматично развиваются события, если в коллективе есть сильный неформальный лидер, который берёт на себя роль идейного центра заговора.

Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Для Миляги этот путь может оказаться очень и очень скорым.

Напомним, что ЗЯК и Миляга – ближайшие родственники. Поэтому они легко договариваются и начинают работать совместно. Такая сладкая парочка способна вдрызг разнести менеджерскую карьеру быстро и эффективно.

Вы наверняка наблюдали поведение невротизированных молодых мамочек, которые то срываются, орут на своего ребёнка и отвешивают подзатыльники, то наоборот впадают в состояние необузданной любви, целуют – обнимают, слёзы льют и балуют до невозможности. Точно так же периодически ведут себя менеджеры, и не только начинающие[1]

Сценарий номер 1: от ЗЯКа к Миляге. Когда коллектив окончательно взбунтуется против зверского стиля  ЗЯКа, тот меняет курс на 180 градусов и начинает со всеми заигрывать, лебезить, вспоминает, что «мы все – одна команда», словом вести себя, как типичный Миляга. Только вот, ни к чему хорошему такая трансформация не приводит. Люди ведь всё понимают! ЗЯК ещё как – то держался за счёт страха и трепета. Превратившись в «доброго папочку» (или «мамочку») он враз теряет всякие остатки уважения, если оно было. К ЗЯКу, проявившему такую слабость, начинают относиться как к «хромой утке»: его окончательно перестают слушать. Попытка возврата к прежним отношениям успеха не приносит.

Такая ситуация прекрасно описана Фазилем Искандером в романе «Кролики и удавы»:

«…авторитет  удавов  пал  так  низко, что наблюдались случаи, когда на удавов, отдыхающих под деревьями, обезьяны мочились сверху. Правда, делали это они с достаточно большой высоты  и  потом,  извинившись,  объясняли,  что  они  это сделали  по  рассеянности.  Трудно  было  понять,  почему  раньше за ними не наблюдалось столь целенаправленной рассеянности.

Забавный случай рассказывали по джунглям обезьяны. Оказывается, одна обезьяна видела,  как  воробей  сел  на свернувшегося  удава,  приняв  его  за кучу слонячьего дерьма. Говорят, этот нахальный воробышек клюнул его несколько раз и,  чирикнув:  "Дерьмо,  да  не то", улетел.

Даже если этого случая и не было, сама возможность распространять такие анекдоты свидетельствовала о неслыханном падении престижа.»

Сценарий номер 2: от Миляги к ЗЯКу. Полностью утративший бразды правления Миляга отчаивается и начинает вести себя, как кот Леопольд, хлебнувший озверину. В силу полного отсутствия трепета перед начальством подчинённые воспринимают внезапное превращение с удивлением и юмором. Одни Миляги быстро остывают и начинают извиняться. Другие пытаются сменить имидж всерьёз и надолго, что также не приносит положительного эффекта. «Ах, ты вот как, - смекают подчинённые, - Ну, погоди же!». И переходят к активным партизанским действиям.

У некоторых несчастных менеджеров такая смена образа перерастает в постоянный циклический невроз по типу доктора Джекиля и мистера Хайда. Это не прибавляет здоровья и радости никому, а наиболее хитрые подчинённые наблатыкиваются манипулировать переменчивым стилем своего начальства в собственных интересах.

(Продолжение следует...)

Крымов А. А        www.hrazvitie.ru